Yakutians.com

Новости Якутии

«Личико-то открой»: чем вызван новый виток спора о запрете никабов и поможет ли он в борьбе с терроризмом

20 мая «Парламентская газета» опубликовала большое интервью с советником президента и главой Совета по правам человека Фадеевым, посвящённое миграционной политике и опасности распространения среди приезжих радикальных идей. Фадеев достаточно жёстко высказался по многим вопросам и, в частности, заявил о намерении добиться запрета в России никабов – закрывающих лицо женских платков. По какой-то причине из всего интервью именно этот момент привлёк наибольшее внимание и поднял настоящую бурю общественного резонанса.

Вообще, идея запрета никабов не нова, бывший сотрудник ФСБ и нынешний член СПЧ Кабанов даже прорабатывал соответствующий законопроект. Предлогом для такого ограничения служит забота об антитеррористической безопасности, тема которой снова стала актуальной после кровавого мартовского теракта в «Крокус Сити Холле». Очевидно, насколько лицевой платок (как правило, дополняющий плотную, закрывающую всё тело одежду) затрудняет идентификацию личности – вплоть до того, что под видом условной «Гюльчатай» может успешно скрываться злонамеренный «Абдулла».

Ранее этот аргумент противниками никабов приводился уже неоднократно, тогда как в защиту платков заявляется, что они якобы являются традиционным мусульманским атрибутом. Интервью Фадеева запустило старую дискуссию на новый круг, и подключились к ней во всех слоях общества, включая богословскую среду.

Чёрненький скромный платочек

Многие общественники (тот же Кабанов, ряд блогеров правого толка и другие) считают запрет никабов шагом к дерадикализации ислама в РФ вообще. По их мнению, нынешнее либеральное отношение к «национальной специфике» и «религиозным практикам» привлекает в нашу страну радикалов из тех мест, где с исламизмом борются жёстче, в первую очередь из бывших среднеазиатских республик СССР. Высказываются опасения, что вкупе с перекосами миграционной политики это может привести к накоплению в РФ критической массы такого контингента, который затем начнёт качать права самыми разными методами, от попыток создания легальных «общественных объединений» до открытого терроризма. То, что они далеко не беспочвенны, видно хотя бы из истории тех же исполнителей теракта в «Крокусе».

Важно отметить, что предлагаемый запрет никабов – вовсе не придумка якобы поражённых исламофобией «русских националистов», а весьма распространённая тенденция, в том числе в мусульманских странах. Так, лицевые платки под страхом различных санкций запрещены в Италии, Франции, Бельгии, Германии, Швейцарии, Турции, Египте, Индии; в 2023 г. их запретили в Узбекистане, а в Таджикистане готовятся запретить.

Весьма характерно, что во всех этих случаях мотивом для запрета была как раз борьба с экстремизмом и терроризмом. Дело в том, что никаб – да, считается религиозным атрибутом, но преимущественно у радикальных течений, ваххабитов и салафитов, а приверженцы этих вариаций ислама составляют немалую долю бойцов международных террористических группировок. Кроме того, исполнительницами не одного и не двух терактов были закутанные в плотную одежду с головы до ног женщины. Поэтому совершенно неудивительно, что никаб спецслужбами многих стран рассматривается как экстремистская «униформа» и всячески преследуется.

Таким образом, Россия не бежит впереди паровоза – скорее, наоборот, с запозданием и неуверенно подхватывает тренд. Причём существует немалая вероятность того, что так и не подхватит: очень уж сильное сопротивление встречает законопроект.

Границы традиций

Оценить накал страстей нетрудно. После того как слова Фадеева, уже домысленные до «информации о возможном запрете никабов», попали в общественное поле, ряд СМИ (РБК, Readovka) и блогеров организовали для своей аудитории опросы на предмет отношения к этому. Практически во всех случаях наблюдалась одна и та же тенденция: через несколько часов после запуска опроса начиналась накрутка голосов против запрета, а в комментариях, где они были открыты, во множестве появлялись реплики исламистского толка. Общественники отмечают этот факт как пример той самой самоорганизации и управляемости радикалов, о которой они предупреждают.

Любопытно также, что блогосфера стала полем «исторических изысканий» на тему того, чем же всё-таки является никаб в идеологическом смысле. Противники запрета лицевого платка отстаивают разнообразные версии, в том числе сравнивают с европейской свадебной и/или траурной вуалью. Сторонники запрета, в свою очередь, вспомнили о версии турецкой историка Чиг о том, что никаб произошёл от лицевого платка шумерских храмовых проституток, и де-факто ставят между ними знак равенства. Естественно, что такая «дискуссия» не способствует ничему, кроме роста взаимной неприязни двух враждующих сторон.

По-своему забавно, что схожий по характеру (разве что более вежливый) спор идёт не где-нибудь, а прямо в Духовном управлении мусульман РФ, члены которого разделились во мнениях, является ли никаб просто одеждой, традиционным атрибутом или же экстремистским символом.

Например, муфтий Москвы Аляутдинов 21 мая заявил, что вопрос о статусе лицевого платка является дискуссионным, исходя из чего запрет на него может быть воспринят как попытка «цензуры богословских позиций», которая «вызовет дополнительное напряжение в обществе». 24 мая он же добавил, что ДУМ поддержит запрет на никабы, если кто-либо сможет «доказать», что женщины с закрытым лицом вызывают ассоциации с терроризмом. 31 мая в аналогичном ключе высказался муфтий Татарстана Самигуллин. 1 июня первый зампред ДУМ Мухетдинов вовсе объявил разговоры о запрете никабов провокацией против президентского курса на поддержание института семьи и брака и традиционных ценностей вообще.

Но эта позиция не является консолидированной, высказываются и прямо противоположные точки зрения – к примеру, за запрет никабов выступили муфтий Чечни Межиев и глава мусульман Волгоградской области Бата Кифах Мохаммед. Характерно, что оба называют лицевые платки чуждым для мусульман России атрибутом, завезённым с Ближнего Востока, и делают акцент на их популярность у радикалов. Мнения профильной прессы тоже разделились: если портал IslamNews склоняется к сторонникам запрета, то «Ислам.ру» – к его противникам.

Исходя из всего этого, можно предположить, что запрет, даже если будет предложен в виде законопроекта, вряд ли пройдёт: всё-таки религия – тема весьма чувствительная, а сопротивляются официальные представители конфессии. Кроме того, ещё в апреле на запрос депутата Госдумы Матвеева из центрального аппарата МВД пришёл ответ за подписью замминистра Храпова, что ведомство не наблюдает прямой связи между никабами (и вообще религиозной одеждой) и борьбой с экстремизмом.

И в этом есть своё рациональное зерно. При наличии в стране огромного количества подпольных молелен, бойцовских клубов (рейды по которым проводятся регулярно, но вместо каждого закрытого как будто открывается два новых) и лёгком доступе к проповедям радикалов через Интернет глупо ожидать чуда от запрета лицевого платка.

Чтобы остановить распространение исламизма настоящим образом, требуются комплексные меры, включающие корректировку миграционной, национальной, информационной и религиозной политики, о чём, собственно, Фадеев и высказался. А вот жёсткий акцент на одних лишь никабах (или любом другом взятом в «вакууме» аспекте), напротив, вредит всему делу, превращая его в профанацию.

Автор: Михаил Токмаков

Источник: https://topcor.ru/48151-lichiko-to-otkroj-chem-vyzvan-novyj-vitok-spora-o-zaprete-nikabov-i-pomozhet-li-on-v-borbe-s-terrorizmom.html

Поделиться
%d такие блоггеры, как: